Регионы
Адыгея
Азербайджан
Армения
Дагестан
Ингушетия
Кабардино-Балкария
Калмыкия
Карачаево-Черкесия
Краснодарский край
Москва
Чечня
 
Издания клуба
Газета
Альманах
 
Статистика
Количество книг:  82
Количество авторов:  49
 
Главная Авторы Контакты Документы клуба

   Книги
скачать *.doc
СТИХИ И СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

 

 
 
 
Мурадин Ольмезов
 
СТИХИ И СКАЗКИ ДЛЯ ДЕТЕЙ
 
ВЕСЕННИЙ ЛИВЕНЬ
 
Весенний ливень что есть сил
С утра хлестал с небес.
Сады в ауле напоил —
И скрылся в дальний лес.
 
Дождем набухшая река
Ревет осатанело
И, точно скакуна бока,
Покрылась пеной белой.
 
А погляди-ка: весь наш двор
Блестнт от маленьких озер'
И уплывают облака
На легких крыльях ветерка,
И солнца шаловливый луч
Сверкнул из-за тяжелых туч.
 
И я с крылечка
Прямиком
Бегу по лужам
Босиком.
 
А солнце
В каждой лужнце
Подмигивает,
Кружится!
 
 
КВОЧКА И ЦЫПЛЯТА
 
— Ах ты, глупенькая квочка,
Растеряешь ты цыплят,
Сколько их — не знаешь точно,
Разбегутся все подряд!
 
— Нет, малыш, не тяжело мне
Сосчитать цыплят моих,
Всех по имени я помню,
Каждого из семерых.
 
И ты повежливее будь,
Как зовут их, не забудь:
Первый — Ко,
За ним Коко,
Третий, желтый — Кококо,
Рядом пестрый Кокококо,
Приотстал — Коко-Кококо,
Пискнул — Коко-Кококо.
 
А седьмого, вот он, сбоку,
Ласково зовут Кококо!
 
 
ИЗ-ЗА ЧЕГО?
 
Козлёнок заблеял внизу —
Зовёт свою маму-козу.
 
Вдали жеребёнок заржал —
Он маму к ручью провожал.
 
— Казбек, что ты плачешь?
Не плачь!
Мама рядом,
В руке — калач.
 
Может, тебя царапнула кошка?
— Нет!
— Может, упал ты, ушибся немножко?
— Нет!
 
Плачет Казбек.
Нет конца слезам.
Из-за чего?
Он не знает и сам.
 
 
БУРАН, ВЕТЕР, ВЕТЕРОК
 
Буран безжалостен,
Свиреп,
Как разъярённый бык.
Стволы дубов,
Лежалый снег
Буран
Крушить привык.
 
А ветер —
Резок и строптив,
На скакуна похож.
Как волк,
Он воет по ночам,
В лесу — стихает,
Только там
Уймёт ночную дрожь.
 
Другое дело —
Ветерок.
Резвится,
Как козлёнок.
Он на тебя похож, сынок,—
Совсем, совсем ребёнок!
 
Играет,
Дразнится,
Шалит.
Поди-ка, взял в привычку:
Над ивою не пролетит,
Не дёрнув за косичку!
 
 
ЗЕРКАЛО
 
Кто там в зеркало глядится?
Жаннет.
Кто красой своей гордится?
Жаннет.
 
Зеркало радо.
И девочка рада —
Ей только это и надо.
 
В зеркало Расул глядит:
Кто это?
Весь измазанный стоит,
Кто это?
 
Напугал себя Расул
Так, что спрятался
Под стул!
 
 
 
ВОЛЧОНОК
 
Плачет
Крохотный волчонок:
— Ест малину
Медвежонок,
 
Мне малину
Не достать,
Вот бы Медвежонком
Стать!
 
 
ЧЕРЕПАХА И ДОЖДИК
 
— Кто стучится
Среди ночи
В мой домишко
Костяной?
 
— Это я, —
Бормочет дождик,
Я замёрз,
Пусти домой!
 
 
МЯЧИК
 
Резвился
Звонкий
Мячик,
Стекло
Разбил
В окне.
 
Ведь
Виноват-то
Мячик,
Зачтож
Досталось
Мне?
 
 
ОСЛЕНОК
 
— Ослёнок скачет целый день,
Как будто догоняет тень.
Ой, мама, я боюсь,
Вот-вот
Ботинки он свои порвёт!
 
Где мать? Пускай ботинки
Сынку найдет на рынке!
 
— Ах, не смеши меня, малыш,
Ты всё ущелье рассмешишь!
 
Он не порвёт их потому,
Что не сыскать других ему.
Куда не кинешь взгляд,
Нет магазина для ослят.
 
Не шьют им обувь ни-ког-да,
Орайда-ра, орайда!
 
 
СЕРЕБРЯНЫЙ ДОЖДЬ
 
Начался дождь,
Шелестящий,
Спокойный,
Тихонько журчащий.
Собака сидит
В конуре,
А ослик промок
Во дворе.
 
Ласковый летнин дождь!
Ну разве его переждешь?
Я бабушке не скажу,
Навстречу дождю
Выхожу.
 
Напрыгаюсь,
А потом
Можно вернуться в дом.
 
Я никуда
Теперь не спешу.
Волосы
У очага просушу
И стану,как в сказке,
Мальчиком
С серебряными волосами.
 
 
СТИХОТВОРЕНИЕ,
КОТОРОЕ РАССКАЗАЛ ШАМИЛЬ
 
«...не тяни за уши киску!»
«...пальцами не лезь-ка в миску!»
 
«...не катайся на дверях!»
«...видели таких нерях?»
 
«...целый день меня он мучит!
Вот придёт отец, проучит!»
 
<...что ты снова натворил?
Настежь окна растворил!»
 
Всем я дома не хорош:
«Отойди!», «нельзя!», «не трожь!»
 
Друг мой,
как тебе живётся?
Если так же достается,
Маме с папой эти строчки
громко прочитай
До точки.
 
 
 
СОЛНЫШКО В МОЕЙ РУКЕ!
Азбука-загадка
 
А
 
С ним справились мы еле-еле,
Когда с бахчи его несли.
Всё ели, ели — не наелись
И оторваться не могли. (Арбуз)
 
Б
 
Я враг тишины,
Укор тишине,
Две палочки звонких
Танцуют на мне.         (Барабан)
 
В
 
Их семеро, братьев,

Как я погляжу.

При младшем из них

В школу я не хожу. (Воскресенье)

Г
 
Разъярён,
Как бык, могуч,
С рёвом рвётся он
Из туч,
Скалы сотрясая,
Ливнем нависая. (Гром)
 
Д
 
Сорок, сорок, сорок ножек
Чисто шьют и гладко,
И на каждый двор положат
Мокрую заплатку.              (Дождь)
 
Е
 
Зимой и летом зелена,
Детишек радует она,
Особенно когда придёт
Со звездочкой на Новый год. (Ель)
 
Ё
 
Хоть не кот —
Мышонка видит.
Ни кого он
Не обидит.
 
Не боится
Даже волка -
И для волка
Есть иголка! (Ёж)
 
Ж
 
Со скрипом он ходит,
С жужжаньем летает
И глиняный шарик
Усами катает.            (Жук)
 
З
 
Нет, я не пёс,
На цепи не сижу.
Вместо собаки
Я дом сторожу.    (Замок)
 
И
 
Надутый, баловень двора,
Он выступает важно.
О красоте его пера
Петух мечтает каждый.
Обидишь забияку —
Полезет сразу в драку. (Индюк)
 
К
 
Она приходит в ранний час
На склон зелёный, росный,
Ещё на небе не погас
Узорный полог звёздный.
Пришла, пошла — и вслед за ней
Валки травы — ровней, ровней.   (Коса)
 
Л
 
Капкан — её враг,
Ружьё— её враг.
В поисках пищи
Курицу ищет.    (Лиса)
 
М
 
Чёрная туча-лошадка
По Млечной дороге скакала,
Серебряную подкову
С копыта она потеряла.
Сказала Ночь: я подкову найду,
Повешу ее на звезду. (Месяц)
 
Н
 
Собрался шить или латать —
Не обойтись без шляпки.
Твоим портным — всего их пять —
Нельзя ходить без шапки. (Напёрсток)
 
О
 
У него вроде заячьих уши,
Он копытцами звонко стучит.
Он ревёт так, что лучше не слушай,
Дожидайся, пока замолчит. (Осел)
 
П
 
Скоро холодная осень придёт,
Будет забот, как зубов, полон рот.
В разные стороны тянут меня,
Не отберут друг у дружки.
Злая и очень упорная я —
Дуб разгрызаю на чушкн. (Пила)
 
Р
 
Конёк деревянный, горячнй
Летает и скачет, и скачет.
Бежит по дорожке шершавой
И след оставляет курчавый.(Рубанок)
 
С
 
В зоопарке
Верь-не верь,
Проживает
Чудо-зверь.
У него рука —
Во лбу
Так похожа
На трубу! (Слон)
 
Т
 
Весь день она бежит за мной,
То впереди, то за спиной.
Напрасно я её ловлю,
Не делает, что ей велю. (Тень)
 
У
 
Маленький блестящий катер
По моей рубахе катит.
Чтоб косые волны-складки
Стали гладки, очень гладки. (Утюг)
 
Ф
 
Солнышко в моей руке
То зажжётся, то погаснет.
Вечерами в темноте
Вижу с ним,
Как в полдень ясный. (Фонарик)
 
Х
 
Снаружи бело-синий,
Внутри — морозный иней,
Сундук мурлычет нараспев,
Потом притихнет, захрапев. (Холодильник)
 
Ц
 
Пёс четыре раза лает —
Двойку к двойке прибавляет.
За рулём медведь-лихач.
Конь ведёт футбольный мяч.
Кот по проволоке ходит...
Где всё это происходит? (Цирк)
 
Ч
 
Мы идём, звоним:
— Давай,
Не опаздывай,
Вставай! (Часы)
 
Ш
Сидит на голове зимой
Она так ладно, ловко.
А был ведь это кролик мой,
Похрустывал морковкой... (Шапка)
 
Щ
 
Вверх лицом на полке лёжа,
И на ёжика похожа.
С аккуратными дружна,
А неряхам не нужна. (Щётка)
 
Ь, Ъ
 
В азбуке они, как братья.
Но один из них суров,
А другой — для букв и слов
Нежные раскрыл объятья. (Твёрдый и мягкий знаки)
 
Э
 
С рёвом, напружинив спину,
Загребает камни, глину.
Эй, подальше отойди,
Видишь, яма впереди!(Экскаватор)
 
Ю
 
Как зовут
Круглый дом
Без крыльца, без чердака?
А живут люди в нём,
Греются у костерка. (Юрта)
 
Я
 
Не бык, хоть похож на быка,
Не тур, хоть родился в горах.
Он может коня заменять
И ношу верблюда поднять.
Тебе подскажу я ответ:

Страна, где рождён он,— Тибет. (Як)

                                                            Перевод с балкарского 

Якова Акима

 
СОН               
 
Баю-баю, люли-люли,
Ручки, ножки, - все уснули.
Даже носик мирно спит
И тихонечко сопит.
 
Спит головка на подушке,
Брови, волосы и ушки.
Спят слова из доброй сказки…
Почему не спите, глазки?
 
 
НОЧЬ           
 
Ночь придет, закрой же глазки.
Ты уже почти что спишь.
Ночь всегда приносит сказки,
Те, что любишь ты, малыш.
 
А с зарей за сказкой новой
Ночь отправится опять
И с совой в дупле сосновом
Будет до заката спать.
 
 
ЗВЕЗДОЧКИ      
 
Лес. Темно. Большая ель.
А в дупле-то колыбель!
Колыбелька,
Колыбелька,
Это белкина постель.
 
Белка спит. И лес во сне.
Только звезды в тишине
Не уймутся:
Всё смеются
Да играют в вышине.
 
 
КОЛЮЧИЕ ШУБКИ         
 
В домике у мамы-мышки
Были девочки-малышки,
Шустрые и смелые,
Умные, умелые.
 
Мышки-дочки, в самом деле,
Очень многое умели:
Шить, стирать, поставить тесто…
Идеальные невесты!
 
А у ежика – сынишки,
Тоже славные парнишки:
Не лентяи, не бродяги,
Все – серьезные трудяги.
 
Как-то ежики на бал
Мышек пригласили.
Но никто не танцевал,
Девочки грустили
И печально повторяли:
«Кавалеры подкачали…»
 
Не додумались мальчишки
Снять колючие пальтишки!
 
СТРАШНЫЙ ЗВЕРЬ     
 
От кого бежишь, зайчишка?
Не дрожи! Поверь:
Это тень твоя, трусишка,
А не страшный зверь!
 
 
БЕЛЫЙ ВЕТЕРОК        
 
Холод. Снегу намело.
Все вокруг белым-бело:
Поле, горы и леса,
Рек хрустальная краса.
 
Санки звонкие летят,
Ветерок смешит ребят:
С дерева снежки кидает.
Песик с девочкой играет.
 
Черный песик побелел!
Ветерок, смеясь, взлетел…
Белый ветерок, ты где?
Спрятался в пустом гнезде.
 
 
ЛЕТНЕЕ УТРО          
 
Солнце ярким мячиком
Катит по картинке.
Прикоснулось пальчиком
К струнам паутинки.
 
Арии небесные
Птички распевают.
Бабочки чудесные
Иль цветы порхают?
 
 
РОДНИК         
 
Он никогда не плачет,
Он весело поет.
Как козлик, резво скачет
По камушкам вперед.
 
Беспечный, беспечальный,
Родник воды живой,
Серебряный, хрустальный,
И вечно молодой.
 
 
КОЗЛЯТА         
 
Ох, и шустрые ребята
Эти белые козлята!
Девочки и мальчики –
Шерстяные мячики.
 
В шутку начали бодаться -
Прыг да скок! - и стали драться.
Друг на дружку скачут,
Никогда не плачут.
 
Не пожалуются маме
И конфликт уладят сами.
Глянь: опять веселый вид!
Долго не держи обид.
 
 
НЕВОСПИТАННАЯ МЫШКА    
 
Невоспитанная мышь,
Чем в чулане ты шуршишь?
Ешь без спросу сыр чужой
И мешок дырявишь мой?
 
Ну а кот – стальные зубы! –
Мышку глупенькую грубо
Хвать за бархатный кафтан!
И несет к себе в чулан.
 
Кот на скрипочке играет,
Мышка пляшет, подпевает.
 
 
СОРОКА     
 
Что, сорока, так стрекочешь?
Кыш, воровка! Прочь лети!
У наседки, видно, хочешь
Ты цыпленка унести?
 
Ах ты, сплетница, нахалка!
О цыпленке не мечтай!
Нам пушистенького жалко.
Вон отсюда! Улетай!
 
 
ДЕСЯТЬ ДЖИГИТОВ         
 
В левой – пять, и в правой - пять.
Очень деловиты.
Всем стремятся помогать
Сильные джигиты!
 
 
У ТОПОЛЯ  
 
Был старый дуб могуч, высок
И к небу поднимался,
А рядом юный тополек
Дрожал, переливался.
 
Вдруг бабочка на барбарис
В блестящем платье села
И крылышками - вверх и вниз -
Хлоп-хлоп! и полетела.
 
Мы, кто сачком, кто - шапочкой,
Поймать ее старались.
Пусть улетела бабочка,
Зато мы наигрались!
 
 
КОЗЛЕНОК       
 
У козленка-драчуна
Рожки, как у братца.
У него беда одна:
Любит он подраться.
 
Козлик – радость детворе,
Прыгает, бодается
Почему-то во дворе
Он не помещается.
 
 
 
НАСЕДКА     
 
Цып-цып-цып! Цып-цып, ты где?
Я зову наседку.
Но хохлатка на гнезде:
Скоро будут детки.
 
Тук-тук-тук! – уже стучат.
Вот они, цыплятки!
И без устали пищат
Желтые ребятки.
 
 
СОСУЛЬКА        
 
Солнце светит, всем на свете.
Ветерок веселый, дуй!
Радуются шумно дети
И спешат на сабантуй.
 
Лишь одна сосулька плачет,
В гости не приглашена.
«Кап, кап, кап…» - и это значит,
Приближается весна!
 
 
 
ГДЕ БЫЛА ТЫ. КОЗОЧКА?              
 
—  Где была ты, козочка?
— На базар ходила.
— Расскажи нам, козочка,
Что ты там купила?
 
 
— За горшок сметанки:
внуку — эти санки,
внученьке — скакалку.
 
— А невестке? 
— Прялку.
Сыну — гвозди и топор,
чтобы починил забор.
           
А для дочки — шляпку.
— А себе что?
—Тяпку.
 
— А для старого козла
Что с базара принесла?
 
— А козлу – четыре рваных сапога
 И дырявую папаху на рога.
 

               Авторизованный перевод

Ларисы Ладыкаи Надежды Радченко

 
 
 
ЧЬЯ ЭТО РУЧКА?          
 
Чья же эта ручка?
То Салима ручка.
Ой, нет, не Салима, -
То Халима ручка.
 
Чья же эта ножка?
То Залима ножка.
Ой, нет, не Залима, -
То Халима ножка.
 
Чье же это ушко?
То Алима ушко.
Ой, нет, не Алима, -
То Халима ушко.
 
Чей же это носик?
То Хакима носик.
Ой, нет, не Хакима, -
То Халима носик.
 
 
СЯДЬ, СЯДЬ, БАБОЧКА          
 
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Мама даст нам молока,
Будем на коне скакать.
 
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Бабушка даст ложечку,
Кушай понемножечку.
 
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Крылышки твои поглажу,
Краской золотой помажу.
 
Имя мне свое скажи,
Свою дружбу докажи.  
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка,
Сядь-ка, сядь-ка, бабочка.
 
 
ОСЛИК МОЙ, НЕ ПЛАЧЬ
 
Ослик, почему ты плачешь?
Не резвишься и не скачешь.
Подарю тебе уздечку.
 
Ну, не надо слезы лить!
Будут «плаксою» дразнить
Маленькие человечки.
 
Скоро мамочка придет,
Синий шарик принесет.
Мы пойдем играть с тобой.
 
Купим тыкву и капусту.
Не смотри так грустно-грустно.
И не плачь, ведь ты – большой!
 
 
СЕМЬ ВОРОН    
 
Держать совет с семи сторон
Слетелись как-то семь ворон.
 
Одна сказала: "Мир жесток,
Идет зима, а нет сапог.
 
Давайте полетим в Китай,
А там - что хочешь покупай!"
 
Другая каркнула: "Вот страсть!
В Стамбуле можно их украсть!"
 
Вмешалась третья: "Только в Рим!"
Четвертая: "В Багдад летим!"
 
"Нет, в Бухару!" - "Нет, в Исфаган"
А старшая: "Лишь в Хорасан!"
 
Тут поднялся такой галдеж -
Ну, ничего не разберешь!
 
И в результате из-за склок
Все семь остались без сапог.
 
 
 
ЗВЕЗДНАЯ СКАЗКА 
 
 
Снег пушистый без конца
Белит землю равномерно.
Он с луны идет, наверно,
Из хрустального дворца.
 
Смотрит котик из окна,
Как летает снег пушистый.
Котик тоже белый, чистый,
Кнопка носика – черна.
 
А пушинки так легки!
Видит ослик из сарая:
Песик, радостно играя,
Ловит белые снежки.
 
Снег искристый, белый снег,
Звездный, сказочный, лебяжий!
Загляделся ветер даже
И остановил свой бег.
 
 
МОЙ ПЕТУШОК – СУЛТАН  
 
Мой задира-петушок,
Всех будить ему не лень.
Он любимый свой стишок
Повторяет целый день.
 
Он - красавец у меня:
Алый гребень из огня,
Бронза клюва, сталь когтей, -
Всех нарядней и сильней!
 
На рубашечке – парча,
Шорты цвета кумача
И жилетка – чистый лен.
Как султан, прекрасен он!
 
Вдруг – лисица из кустов.
Что, султан, бежать готов?
Никого он не боится!              
От него бежит лисица!  
 
 
 
КАК БЛОХА ВАРИЛА КАШУ 
 
Раз блоха, невестка наша,
Дома заварила кашу.
Много каши нужно ей:
Дочек сто, сто сыновей!
 
Вся семья обедать села,
Вдруг ворона прилетела.
Принялась карга за дело:
Ела, ела, ела, ела…
Две тарелки облизала
И «спасибо» не сказала.
 
Тут комарик прилетел
И пискляво так запел:
«Если ты меня, кума,
Кашей угостишь сама,
Дашь мне ложку золотую, -
Всем спою я и станцую!»
 
Муравей бревно волок,
Заглянул на огонек.
Он работал, он потел,
Тоже каши захотел.
 
А улитка так сказала:
«Я ползла и голодала.
Вся устала, даже рожки.
Дайте каши хоть немножко!»
 
Всех пришлось блохе прощать,
Вкусной кашей угощать:
Крот пришел, енот, лисица,
Волк с голодною волчицей…
Сам медведь к блохе пришел!
Сели гости все за стол.
 
И блоха их накормила,
Напоила, уложила
На широкую кровать
Спать.
 
А когда уснули звери,
Барсуку открыла двери,
Сны у спящих собрала
И по копейке продала.
 
 
ВО ДВОРЕ ТЕМНО    
 
Во дворе темным-темно.
Сладко спать пора давно.
Сон, мой мальчик, - сладкий мед,
Сказкой звездною сойдет.
 
Легкий ветер прилетит,
Колыбельку навестит.
Ежик из лесу придет,
Спелых яблок принесет.
 
Принесут в подарок мышки
Куртку, чепчик и штанишки,
Мягонькие тапочки
Малышу на лапочки.
 
А еще артистка-мышка
Принесет цветную книжку,
Песенку тебе споет,
Все болячки унесет.
 
 
ГОРНАЯ РЕЧКА
 
Не спеши, шалунья-речка!
Дай, накину я уздечку,
Чтоб на озорной волне
Поскакать, как на коне.
 
ОТ ДОЖДЯ МЫ УБЕГАЛИ
 
От дождя мы убегали,
Дождь за нами гнался.
До сарая добежали,
Дружно дождик обругали.
А он не обижался
И не обзывался.
 
 
ПАПА-МЫШЬ    
 
 
Папа-мышь - красивый, грозный.
Он расчесывал усы,
В зеркало смотрел серьезно,
Заводил свои часы,
 
Из сарая выводил он
Богатырского коня
И с камчой со страшной силой
Начинал котов гонять.
 
А когда, визжа от страха,
Прятались под стол коты,
Папа в боевой папахе
Дергал трусов за хвосты.
 
С пойманным котом подмышкой
Возвращался он домой.
Кот рассказывал всем мышкам,
Что их папочка – герой!
 
 
 
СКОК-СКОК, НОЖКИ!
 
Правой! Левой! Так легки!
Не стоят на месте.
Скачут наперегонки,
А приходят вместе.
 
 
ЖЕРЕБЁНОК
 
Как ветер, жеребенок мой,
Послушный мне, носился.
А я стегнул его камчой –
И на траву свалился.
 
Хромаю я, но боль и страх
Я вижу и в его глазах.
Мне стыдно. Друг, прости! И верь:
Я понял многое теперь.
 
 
ДОЖДИК, ЛЕЙ, ЛЕЙ!
 
 
- Дождик, дождик, лей, лей, лей!
- А дашь мне мячик свой?
- Вот, лови! Лей веселей!
И мячик мой помой.
 
- Если так, то буду лить
И траву поить.
 
- Дождик, дождик, лей, лей, лей!
- А дашь велосипед?
- На! Катайся веселей!
Мне не жалко, нет!
 
- Если так, то буду лить
И деревца поить.
 

                                                  Перевела с балкарского

Лариса Ладыка

 
 
 
 
СОН
 
Спят мои ручки,
Ножки и ушки,
Носик мой
спит и сопит,
 
Спят мои брови,
Лоб и макушка,
И голова
На мягкой подушке
Тоже давно уже спит.
 
На языке слова
Замолкают,
Угомонился рот.
Только глаза мои
Спать не желают,
Сон их никак не берёт.
 
   
 
 
МЫШОНОК
 
Взяв с собою лук и стрелы,
Опоясавшись мечом,
Поскакал мышонок смелый,
На кузнечике верхом.
 
Под прикрытием щита
Налетел он на кота.
Уж он бил кота, трепал,
За усы его таскал...
 
А когда закончил бой,
Меч оставил в кладовой,
Щит поставил в уголок,
Отдыхать спокойно лёг.
 
Ведь теперь мышонка кот
Беспокоить не рискнёт!
Вот!
 
 
ВО ДВОРЕ ТЕМНО
 
Закрывай, милый, глазки,
Ночь уже на дворе -
Дарит звёздные сказки
Сладкий сон детворе.
 
Колыбельку легонько
Ветерок покачнёт.
Ночью ёж на иголках
Яблок нам принесёт.
 
Мышки серые тоже
Прибегут из норы,
Принесут и положат
У кроватки дары:
 
Свяжут мышки малышке,
Шерстяные носки,
Свитерок и штанишки,
Да ещё башмачки.
 
Станут добрые мышки
Колыбельные петь,
Все болячки малышки
Перестанут болеть.
 
 
РУКАВИЧКИ
 
Дочка шерсти тонкой
Напряла клубок.
Кукле свяжет тёплый
Новый свитерок.
 
Свяжет рукавички
Для себя самой -
Не замёрзнут ручки
У неё зимой. 
 
 
БЕЛАЯ БАБОЧКА
 
Бабочка проснулась,
Солнцу улыбнулась,
Села на цветок
Выпить сладкий сок.
И легко порхая,
Над травой кружит -
Так звезда ночная
На волне дрожит.
 
 
 
ЁЖ-ПОРТНОЙ
 
Вот приходит Ёжик
Вечером домой,
Вешает на гвоздик
Полушубок свой.
Паучку - приятелю
Лапку подаёт
И заветный ларчик
С полки достаёт.
Что в ларце хранится?
Вещи непростые:
Ножницы и нитки,
Лоскутки цветные.
И, надев напёрсток,
Ёж для паучка
С лямками штанишки
Шьёт из лоскутка.
 
 
 
СТРИЖ
 
Небеса стрижёшь ты, стриж,
Выше радуги летишь.
От цветной её дуги
Лоскуток мне отстриги!
 
Платье кукле я скрою
Из лоскутика того
И красиво разошью
Мелким бисером его.
 
 
ПРИНЦЕССА НА БАЛУ
 
Трудяга-паучок
Взял солнышка немножко,
Трудяга-паучок
Взял лунную дорожку,
Трудяга-паучок
Взял тонкую травинку,
Трудяга-паучок
Взял звонкую росинку –
Соткал из них
Материю атласную
И платье для принцессы
Сшил прекрасное.
 
Сверчок-сапожник
Из жемчужин разноцветных,
Сверчок-сапожник
Из кристаллов самоцветных,
Сверчок-сапожник
Из блестящих золотинок,
Сверчок-сапожник
Из нарядных серебринок
Две туфельки
Изящных смастерил,
Красавице принцессе
Подарил.
 
Принцесса в этом
Платьице атласном,
Принцесса в этих
Туфельках прекрасных
Всю ночь протанцевала
На полянке,
В Азау на балу
В Хрустальном замке.
 
 
ТЫ ОТКУДА, ЛАСТОЧКА?
 
- Эй, ласточка, откуда ты?
С луны? А может, со звезды?
- Нет, с солнца я, а не с луны,
Ключи несу вам от весны!
 
                                               Перевела с балкарского
 Надежда Радченко
 
СКАЗКА О ТОМ, КАК ВОРОБЕЙ
НАКАЗАЛ ЗЛОГО ХАНА
(балкарская сказка)
 
Когда-то, как-то, где-то
Жил-был, жил-поживал
Воробышек.
С рассвета
Чирикал, напевал
Да зёрнышки клевал.
 
И всё случилось просто:
Однажды в пыль нырнул
И вдруг в пыли
Напёрсток
Серебряный
Блеснул.
 
Тогда придумал ловко
Наш воробей певучий:
Он на свою головку
Напёрсток
Нахлобучил.
 
Своей находке рад,
Летит он в ханский сад.
Там солнышко мелькает
Средь зелени ветвей,
И шапочка сверкает,
И песенку такую
Придумал воробей:
 
«У хана шапка из кошмы,
А у меня — из серебра,
У хана шапка из кошмы,
А у меня — из серебра!»
 
Услышал это важный хан
И закричал:
— Каков нахал!
А ну, скорей сюда
Родня!
Кто смеет
Унижать меня?
 
На солнце
Серебро блестит,
Всё громче
Песенка звучит:
 
«У хана шапка из кошмы,
А у меня — из серебра,
У хана шапка из кошмы,
А у меня — из серебра!»
 
На зов сбежались
Сыновья,
Придворные
И стража,
Поймали в сети
Воробья,
В цепь заковали даже.
 
Все стали думать и гадать.
Как воробьишку наказать.
Хан молвил:
— Недостоин он
Такой высокой чести,
Чтоб в ханский угодить бульон
С послушной птицей вместе.
Я лучше съем его живьём —
С напёрстком, пухом и пером.
Такую казнь придумал я.-
И проглатил он воробья.
 
Хан, отерев обильный пот
С порозовевших щёк,
Сказал, что малость отдохнёт,
И на тахту прилёг.
 
Но задремать он не успел,
Как воробей опять запел:
 
«Ох, мне сегодня повезло:
В желудке хана свил гнездо,
Вот повезло так повезло:
В желудке хана свил гнездо!»
 
Совсем разбушевался хан,
Кипит, как на огне казан:
 
— Я этого бунтовщика
В покое не оставлю,
Не успокоюсь я, пока
Умолкнуть не заставлю!
 
Зовёт он сыновей своих,
Сурово наставляет их:
 
— Послушайте-ка, сыновья,
Приказ отцовский, важный:
Чтоб укокошить воробья,
Берёт дубинку каждый.
 
Пошире я разину рот,
Вы замахнитесь наперёд —
Как вылетает эта тварь,
Ты — справа бей,
Ты — слева вдарь!
 
Хан рот разинул широко,
И, словно в форточку,
Легко
 
Порхнул наружу воробей.
Тут сыновья вскричали:«Бей!»
И старший сын дубину сгрёб
И бац папашу прямо в лоб!
А младший сын, что было сил,
Отца по животу хватил.
 
...Свод раздвигая голубой,
Летел воробышек домой,
Летел воробышек, спешил
И песню новую сложил:
 
«Надутый хан,
Жестокий хан,
Ты глупый,
Как пустой казан!»
 
И в свете солнца золотом
Вдали от ханского двора
Сверкала шапочка на нём
Из серебра, из серебра.
 
 
КУЙЦУК
(кабардинская сказка)
 
Давным-давно
Жил человек
По имени Куйцук*.
Работал,
Хлеб свой добывал
Не покладая рук.
Был невысоким мужичком
(Так сказка говорит),
Был шутником,
Весельчаком
(Так сказка говорит).
 
И вот однажды
С поля он,
Усталый,
Возвращался.
И вы поверите ли —
Чёрт
Куйцуку повстречался!
 
Чёрт говорит:
— А ну, чудак,
Постой две-три минутки,
Я знаю, ты большой мастак
На всяческие шутки.
Попробуй, переспорь меня.
Попробуй, удиви меня,
Я – чёрт.
Все черти – мне родня.
 
- Ну что же, чёрт, -
Сказал Куйцук, -
Мне по душе игра.
Как раз сегодня в поле
Вдруг
Встречаю комара.
Его прихлопнуть удалось
Мне с одного удара,
Но еле комара донёс
Я с поля до кошары!
 
— Так ты поэтому спешил
И всем похвастаться решил,
Охотничек удалый?
Свалил ты зверя
В этот раз
Такого, что и детский глаз
Не разглядит, пожалуй!
 
— Не так велик комар,
Нет слов,
Но псы знакомых чабанов
Его лишь крылышко одно
Разгрызли еле-еле,
Но так и не доели.
 
— Да ты не тех собак
Позвал,
То просто моськи,—
Чёрт сказал,—
Облаивают дураков,
А пасти —
Вовсе без клыков.
 
Куйцук смеётся:
— Ладно, пусть,
Но только
 
Я тебе клянусь,
Что каждая из тех собак,
На задних лапах стоя,
Орла ухватит в облаках,-
А дело не простое!
 
От злости
Завертелся чёрт:
— Да ты обманщик
Первый сорт,
Наверняка орлы твои —
И не орлы, а воробьи!
Тебе не верю ни на грош,
Нет, ты меня не проведешь!
 
— Хотя орлов
На небе тьма,
Я целый час
Считал дома,
Что умещались под крылом
У каждого нз тех орлов.
Считать умею хорошо,
Но сосчитать не мог.
Ушёл.
 
— Скажи,
Дома твои мелки,
Как спичечные коробки
Иль кубики, к примеру?
Ты ври, да знай же меру!
 
— Я не сказал, что те дома
На крепости похожи.
Но чуть я не сошёл с ума,
И ты б рихнулся тоже:
В любой заглядываешь дом
И видишь: обитают в нём
Сто десять великанов —
Красивых и румяных.
 
Чёрт завопил:
— Неправда,
Ложь!
Про великанов
Всё ты врешь!
А жили там
Ежата,
Ещё верней —
Мышата.
 
— Ну что ж,
Быть может, ты и прав,
Но у мышат тех
Буйный нрав:
Любой быка задушит,
Колодец
Вмиг осушит.
 
— Нет,—
Чёрт мотает головой,—
Наверняка
Колодец твой —
Всего лишь след копытца,
Как из него напиться?
 
— Придешь с утра
К колодцу ты,
Ведро опустишь —
Плеск воды
Услышишь лишь к закату.
А чтоб наверх
Ведро поднять—
Об этом даже и мечтать
Не смей —
Тяжеловато.
 
— Козлиной тощей бороды
Был этот день короче,
Короче волоса...
А ты
Разговорился очень!
 
(И стало чёрту ясно вдруг,
Что посрамит его Куйцук).
 
— Да, день такой же,
Как вчера,
Не так уж долог был он.
Но жеребёночек,
С утра
Родившись,
Стал кобылой,
Она, скажи на милость,
В тот день ожеребилась,
Сынок здоров и полон сил,
Я сам овсом его кормил.
 
— Чему ты радуешься так?
Ты на себя взгляни, простак.
Всё, что ты наплёл,—
Враньё,
Чувяки твои — рваньё,
И шляпа плохо сшита,
Похожая на сито!
 
— Зато скажу,
Что захочу,
Хочу — молчу,
Хочу — кричу
О добром и плохом.
Иду, куда зовёт душа,
Мне жизнь такая хороша,
Останусь чудаком!
 
И рассмеялся наш шутник.
А чёрт примолк,
Совсем поник,
Корявой ножкой топнул
И вдруг от злости
Лопнул.
_________
*Куйцук — плешивец (каб.).
 
 
 
КОШКА И МЫШКА
 
Кошка мышку
Возле норки
Стерегла-стерегла,
Но из норки
Выманить
Так и не смогла.
 
...Мышка в норке сидит,
В уголке,
Дверца в норку —
На ржавом замке.
 
Мышка у печки
Греется,
Над глупой кошкой
Посмеивается.
 
Одна мышкина дочь
Шерсть мотает,
Другая дочь
Одежонку латает,
Третья дочь
Замесила пирог,
Четвёртая —
Вяжет чулок.
Первый сын
Ножик точит,
Второй—
Сыру хочет,
Третий
Косу отбивает,
Четвёртый
Просо добывает.
Пока пятый
Дырявит мешок,
Шестой с седьмым
Повздорили чуток.
 
...В норке горит,
Коптит ночничок.
Отец у огня
Ложку справляет,
Мать в чугунок
Крупы добавляет,
А невестка —
Та войлок валяет.
 
Зять мастерит
Отменную ступу,
Сват ссору затеял
Сглупу,
Сестрица на гармошке
Играет,
Муж её сыр отжимает.
 
Пятеро внуков
Уснули в кроватке,
Двое —
Играют в прятки.
 
...А кошка у норки сидит,
Поглядывает,
Мяукает:
Мол, выходите,
Считаю до трёх...
 
Нет, не услышат мышки
Кошкин глубокий вздох!
 
 
 
ОБЖОРА
 
Пошёл обжора в гости
В соседнее село.
Хозяин щедр.
У гостя
От жадности и злости
Совсем живот свело.
 
Стол перед ним раскинулся
С богатою едой.
К столу
Плотней придвинулся
Обжора молодой.
 
Сначала
Все хычины съел.
Потом он
На сохту насел.
И зелень —
Целый огород —
В один момент
Отправил в рот.
 
Жёрме смолол он
Дочиста,
Сковорода
Уже пуста.
Всю голову баранью
Умял с большим стараньем
И принялся за ножки —
Их обглодал
До крошки.
 
Обжора на глазах толстел,
Вспотел,
Но снова
Есть хотел.
 
Тогда,
Хозяйке на беду,
Он проглотил
Сковороду.
Ружье висело
на стене
Потребовал:
Давайте мне!
 
Всё разжевал он:
Ствол,
Приклад,
А заодно
И весь заряд.
 
Большой сундук
Смолол за раз,
Тапчан,
Подушку и матрас,
Весь уголь схрумкал
Из печи
И принялся
За кирпичи.
 
Из дома
Он во двор пошёл
И всё сожрал,
Что там нашёл:
Коня
И жеребёнка,
Корову
И телёнка
Ослицу
И ослёнка.
 
Затем отару –
всю подряд:
Овец, баранов
И ягнят.
 
Слизнув
С арбы солому,
Пошёл
От дома к дому.
 
Я вижу, вижу из окна:
Идёт обжора прямо к нам,
 
Вот к двери потянулся…
От страха я проснулся!
 

                                                             Перевод с балкарского

Якова Акима

 
 
 
МЫШОНОК ИЗ ШАУРДАТА
 
На зеленой влажной кочке
Не сидела - восседала
Очень важная лягушка,
Надуваясь, точно шар.
 
Очень важная лягушка -
Сразу видно, что баксанка -
Горделиво восседала
На болоте на своем.
 
Мимо с песней шел мышонок,
Шел и пел себе мышонок,
Шел себе из Шаурдата,
Просто мимо проходил.
 
Очень вежливо мышонок
Поздоровался с лягушкой -
Был отменно он воспитан
И отвесил ей поклон.
 
Шел веселый тот мышонок
Из Балкарского ущелья,
С важным делом шел мышонок -
Шел он сватом в Карачай.
 
А лягушка очень важно
Восседала на болоте,
Возомнив себя царицей,
Даже ухом не вела.
 
"Я не я, - сказал мышонок,
Сам себе сказал мышонок, -
Если толстую зазнайку
Сей же час не проучу!"
 
И спросил он у лягушки,
Опершись на палку-посох,
И спросил он у лягушки,
Сдвинув шапку набекрень:
 
- Эй, почтенная лягушка,
Досточтимая квакушка,
Если б дочь твою я сватал,
Ты б пыталась отказать? -
 
Ох, разгневалась лягушка!
Чуть не лопнула от злости!
И давай бранить мышонка,
На чем свет стоит, бранить:
 
- Ах ты, дикий зверь когтистый!
Ах ты, гнусный зверь хвостатый!
Ах ты, мерзкий зверь зубастый!
Ты, мохнатый злобный зверь!
 
Как посмел с подобной речью,
Речью дерзкой, речью наглой,
Обратиться ты к лягушке?!
Ну-ка, с глаз моих долой! -
 
И она схватила прутик,
Да какой там прутик - палку,
Нет, не палку, а дубинку,
Погнала мышонка прочь.
 
Погнала она мышонка
От Баксана до Чегема,
От Чегема до Холама,
А потом до Безенги.
 
Но и там угомониться
Не могла никак лягушка
И гнала, гнала мышонка
До Балкарии Большой.
 
Сватовство не получилось:
Не дошел до Карачая
Наш мышонок - ну так что же?!
Как и прежде весел он!
 
 
МЫШАТА-БОРЦЫ
 
 
В глубине веков ни зги
не видать, как в яме…
Может, где-то в Безенги?
Может быть, в Холаме?
То ль в Балкарии Большой?
То ль в Чегеме, может?
Не припомню… Нет, постой –
любопытство гложет!
Что, в Баксане? Никогда!
Значит, безуспешно?
Слушай, что за ерунда!
В Безенги, конечно!
Вспомнил! Прошлое в золе
сгинуло едва ли…
Значит, так: в одном селе
жили-поживали
со старухою старик
в мире да в покое;
не звучал в их доме крик –
слыхано ль такое?
 
Как-то вечером старик
говорит старухе:
«Знаешь, я не так привык
толковать о брюхе,
но сегодня – мочи нет!
Нет к работе воли…
Может, сваришь на обед
нам похлебку, что ли?»
Так сказав, веретено
стал он ладить снова.
В очаге ж у них темно –
хвороста простого
во дворе сегодня нет.
И старуха грустно
говорит ему в ответ:
«Даже кашу вкусно
приготовила б сейчас,
только дров в помине
нет, старик, с тобой у нас…»
И легли в унынье,
на пустой желудок, спать
старики-бедняжки.
Чтобы вновь не испытать
мук, что столь уж тяжки,
встал пораньше старичок,
скоренько оделся,
тихо снял с двери крючок,
молча огляделся,
ослика в арбу запряг
и пустился к лесу
(робок ослика был шаг –
в нем так мало весу)…
Битый час они плелись,
ослик и хозяин,
наконец-то добрались
до лесных прогалин.
Взял старик топорик свой –
жаром так и пышет!
Повалил он сухостой,
нарубил дровишек.
«О-хо-хо, Тейри, устал!
Солнце разморило…
Как-никак, я аксакал –
где былая сила?» –
так промолвил старичок,
к камню привалился,
посидел чуток… молчок…
в дрему погрузился…
 
Только чьи-то голоса
сон его тревожат –
встрепенулся, поднялся…
Быть того не может!
Зычный голос: «Вот тебе!
Получай, паршивец!
Равных нету мне в борьбе!
Как тебе ушибец?»
Только тонкий голосок
отвечает: «Нет уж!
Ты свалить меня не смог,
ты за все ответишь!»
Зычный голос: «Не смеши! –
восклицает грозно. –
Помолиться поспеши –
не было бы поздно!»
Старичок был поражен:
«Что за черт? Откуда?
Я-то думал – это сон,
оказалось – чудо!»
Он под камнем посмотрел,
посмотрел под пнем он:
кто будить его посмел?
кто поднял весь гомон?
На корнях приподнят пень –
ну паук, и только! –
а в его забравшись тень
борются жестоко
два мышонка – один тощ,
а другой упитан…
Подвязались – ну точь-в-точь,
как джигит с джигитом!
Толстый тощего поднял
и кричит: «А ну-ка
трижды крикни – проиграл!»
Тот в ответ – ни звука.
Приглядевшись, наш старик
ощутил истому:
он ко всякому привык,
только не к такому!
Дело в том, что он узнал
тощего мышонка, –
сам не раз его гонял
дома, постреленка!
Поутихнув, продолжал
ночью с ним беседу…
А другой принадлежал
богачу-соседу!
Вот так штука! Ну, дела!..
Одолев истому,
старичок погнал осла
поскорее к дому.
Лишь осла он привязал –
на едином духе
все, что видел, рассказал
вежливой старухе.
«Сами с голоду помрем –
голодать не будет
наш мышонок нипочем!
Он еще остудит
толстопуза-бая спесь!
Тот за все заплатит!
Горсть муки ячменной есть?
На калач и хватит.
Испеки его сейчас,
положи у норки –
пусть мышонок ест у нас
не одни лишь корки.
Пусть он наберется сил –
кто ж борец с измору?
Надо, чтоб он победил
толстяка-обжору.
Тот выигрывал у нас
до сих пор нечестно!»
И старуха тот же час
замесила тесто.
Сладкий сделала калач,
к норке положила…
Что ж, мышонок, зря не плачь –
будет, будет сила!
Встали рано поутру
старики в волненье,
поглядели на нору,
видят: угощенье
их оценено сполна –
крошки не осталось!
Значит, нынче не должна
одолеть усталость
их мышонка! Хороша
будет эта схватка!
Едут старые, спеша,
поглядеть, как жарко
будет драться их борец,
подвязавшись туго, –
может даже, наконец
он повалит друга?
Обогнав двоих мышат,
старики укрылись
возле пня – сидят, молчат…
Вскоре появились
два борца. Толстяк кричит:
«Ну, сейчас узнаем,
кто слабак, а кто джигит!»
«Погодил бы с лаем! –
отвечает тот, кто худ. –
Видишь этот кукиш?
Разговоры не спасут –
ты сейчас получишь!»
Вот сошлись они, и вмиг
худенький мышонок
толстяка свалил! Тот сник,
смотрит, как спросонок.
Кряду пять, а и шесть
раз случилось это.
Тяжко дышат, взмокла шерсть…
Толстяку просвета
не видать! «Передохнем, –
просит он, – немного…»
Улеглись они под пнем.
«Слушай, ради Бога,
объясни мне – что стряслось?!
Я моргну едва лишь –
тотчас ты меня, как лось,
валишь, валишь, валишь!
Я ж обычно был сильней,
а теперь – повержен…
Объясни мне, чудодей,
что в тебе за стержень?»
«Удивительного нет, –
отвечал худышка. –
Дом твой светел и согрет,
скуден мой домишко.
Ты действительно силач,
только мне впервые
приготовили калач
старики родные…»
«Что, калач?! Из ячменя?!
О Тейри! Когда бы
угостили им меня,
злобного кота бы
сразу смог я наказать!
О, калач ячменный!
Кто сумел бы описать
вкус его отменный?
Слушай, может, будешь впредь
оставлять кусочек?
Скажем, четверть… лучше, треть…
О, хотя б разочек
угостил меня мой бай!
Воровством живу лишь…
Хоть и мягок каравай,
сильно не обжулишь!
Если б смог я калачом
вдоволь насладиться,
был бы братом наречен,
всем бы стал делиться!»
«Не могу, – сказал в ответ
худенький мышонок. –
У моих хозяев нет
за душой деньжонок.
Если стану у них красть,
будет им обидно,
а просить, разинув пасть, –
просто очень стыдно!»
Призадумался толстяк…
Эй, пузатик, где ты?!
Как очнулся: «Значит, так:
если я монеты
золотые приносить
буду на затраты, –
может, сможешь угостить
калачом меня ты?»
Рад мышонок толстяков,
так-таки сияет,
толстячка обнять готов,
в нем души не чает.
И, конечно, старики
тоже очень рады –
разве ж было им с руки
ждать такой награды?!
Мчит старуха во всю прыть,
чтоб муки ячменной
у соседки одолжить –
сеяной, отменной.
Месит тесто, горячей
пламя разжигает
и пятнадцать калачей
тут же выпекает.
А потом кроить и шить
начинает споро,
чтоб мышатам услужить,
ведь они – опора!
После брючек и рубах
сладила чувяки,
и сказали только: «Ах!» –
наши забияки.
Шляпки войлочные им
тоже были сшиты –
стал их вид совсем другим:
славные джигиты!
Каждый день с тех самых пор
прямо на рассвете
толстячок в их старый двор
носит по монете.
В тот же миг он свой калач
получает с маслом,
так что кто теперь богач,
сделалось неясным.
А потом идут они,
силачи-мышата,
долго борются в тени,
словно медвежата.
«Брось, тебе не одолеть, –
тощий убеждает.
«Я скручу тебя, как плеть! –
толстый возражает. –
Полагаешь, ты сильней
стал из-за обеда?
Грохну оземь побольней,
и – моя победа!»
«Что ж, коль ты и вправду крут,
поспеши, не мешкай!» –
отвечает тот, кто худ,
толстому с усмешкой.
Хоть и борются друзья,
мир весь забывая,
но в итоге – лишь ничья,
правда, боевая!
Нынче весел старичок,
ослик стал резвее,
появился табачок,
с ним – и жизнь новее!
Сказки он по вечерам
сказывает мышкам,
утихает тарарам,
сходит сон к малышкам.
А старушка, бед в судьбе
избежав, одежку,
что истрепана в борьбе,
чинит понемножку…
 
Чтобы глазки ты смежил,
о былом загрезив,
эту сказочку сложил
Мурадин Ольмезов.
 
                                     Перевод с балкарского
   Г. Яропольского 
 
                                                                              
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
Новости
 
подписаться на рассылку новинок